Проблемы тяжелой атлетики

eq1Rd7drxJMПроблемы тяжелой атлетики

Автор: Андрей Антонов

Тяжелая атлетика как силовой вид спорта недостаточно часто освещается на страницах нашего журнала. И это при том, что этот вид спорта, единственный из силовых видов, имеет олимпийский статус. С этого года мы решили исправить ситуацию и в каждом номере нашего журнала печатать статьи посвященные вопросам тяжелой атлетики. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию беседу с заведующим кафедрой теории и методики тяжелоатлетических видов спорта имени А. С. Медведева Российского Государственного Университета Физической Культуры, Спорта, Молодежи и Туризма, мастером спорта, кандидатом педагогических наук, профессором, заслуженным работником физической культуры Российской Федерации, Виталием Фёдоровичем Скотниковым.

Железный Мир: Здравствуйте, Виталий Фёдорович! Не секрет, что в советское время тяжелая атлетика была чрезвычайно популярна в нашей стране, и все кто хотел стать сильным записывались на спортивные секции по этому виду спорта. Но с 80-х годов прошлого века у нас стали появляться другие силовые виды спорта, атлетизм, силовое троеборье, армреслинг позже силовой экстрим и виды спорта на силовую выносливость, такие как русский жим. Какова сейчас в России позиция тяжелой атлетики в ряде силовых видов спорта?

Виталий Скотников: Здравствуйте! Да, вы правы, с появлением других силовых видов спорта тяжелая атлетика несколько утратила свою популярность по сравнению с тем временем, когда она была единственным признанным в стране силовым видом спорта. Но я не вижу здесь никакой трагедии. Это совершенно естественное развитие любого вида спорта. Сначала идет зарождение вида, потом – пик популярности, а затем им занимаются только истинные любители. В нашей стране другие силовые виды не имели государственной поддержки, считались сугубо капиталистическими и ими занимались энтузиасты, хотя в Советском Союзе при федерации тяжелой атлетики имелись комиссии по гиревому спорту, по атлетизму. Иногда его называют атлетической гимнастикой, но это некорректно, потому что атлетическая гимнастика это раздел в спортивной гимнастике. Так что комиссии были, и люди там работали над развитием своих направлений. Другое дело они не были так популярны, как сейчас к тому же в Советском Союзе старались развивать олимпийские виды спорта.
С перестройкой данная ситуация стала меняться и у нас обратили внимание на другие силовые виды спорта. В стране начали активно развиваться пауэрлифтинг и культуризм. Но считать их альтернативой тяжелой атлетики я считаю не правильным.
Пауэрлифтинг, мне лично ближе русское название этого вида спорта — силовое троеборье, не является альтернативой тяжелой атлетике. Как вольная борьба не является альтернативой греко-римской. Это абсолютно разные виды спорта. Более того, тяжелая атлетика является родоначальником практически всех известных нам современных видов спорта силовой направленности. Соревновательные упражнения, применяемые в пауэрлифтинге, не что иное, как специально-вспомогательные упражнения тяжелоатлетов, с несколько измененным способом их выполнения, которые и сейчас активно применяются в тренировке тяжелоатлетов. Техника упражнений троеборцев относительно простая. Меньше суставов задействуются при выполнении упражнений. Результат в пауэрлифтинге зависит от абсолютной силы мышц, а в тяжелой атлетике от сочетания качеств : уровня развития скоростно-силовых качеств, координационных способностей и гибкости. Что касается бодибилдинга, то там основная масса упражнений одно- и двух суставных. Хотя базовые упражнения из арсенала пауэрлифтеров они тоже используют. То, что эти виды спорта пользуются популярностью у американцев, это неудивительно. Они всегда были новаторами в изобретении новых видов спорта и регулярно проводят соревнования по ним.. Причем от соревнований предъявляющих требования к силовым качества атлетов до соревнований по тому, кто дальше плюнет и им подобных.
Бодибилдинг я могу назвать видом спорта с очень большой натяжкой. Система подготовки не соответствует системе соревнований. Если в пауэрлифтинге спортсмены тренируются в выполнении соревновательных упражнений, то в бодибилдинге тренируются в одном, а соревнования проходят совершенно в другом. Это и соревнованиями сложно назвать, это скорее конкурс красоты по определенным параметрам.

ЖМ: А на вашей кафедре есть представители бодибилдинга?

ВС: Есть, но очень мало. За мою практику среди выпускников ВУЗа было не более 3-4 представителей этого вида спорта. По программе у нас на кафедре отсутствуют отдельные подгруппы по видам спорта, нет отдельно направлений бодибилдинга, тяжелой атлетики или пауэрлифтинга. Мы это сделали намеренно еще в начале 90-х, когда стали принимать на кафедру и троеборцев и бодибилдеров, но мы решили не делать разделения для того чтобы расширить сферу деятельности выпускника. Кафедра наша называется кафедрой тяжелоатлетических видов спорта. Хотя конечно, тяжелая атлетика является основным видом, базой или даже «школой». Все знаменитые тренеры, и многие знаменитые спортсмены переходили в пауэрлифтинг и бодибилдинг из ТА. Сейчас конечно подросло новое поколение тренеров специализирующееся на своих дисциплинах, но первые, кто зарождал эти виды спорта у нас в стране это бывшие штангисты.

ЖМ: Какие спортивные дисциплины представлены на кафедре тяжелоатлетических видов спорта?

ВС: ТА, пауэрлифтинг, бодибилдинг, гиревой спорт и совсем недавно с кафедры теории и методики единоборств нам отдали армспорт. Хотя я сомневаюсь в целесообразности этого решения, поскольку с моей точки зрения армспорт это вид единоборства и к тяжелоатлетическим видам спорта его отнести сложно. Надо сказать, что мы представляем единственный в стране ВУЗ, где есть отдельная кафедра тяжелоатлетических видов спорта. В МГАФКе, например кафедра борьбы и тяжелой атлетики. В других ВУЗах кафедра тяжелой атлетики совмещена с боксом или фехтованием. Иметь отельную кафедру тяжелоатлетических видов спорта может позволить себе действительно ведущий ВУЗ в отрасли.

ЖМ: Какой у вас набор в группу.

ВС: Небольшой. 10-12 человек в независимости от специализации плюс от 2-х до 5-и платников. У нас есть возможность обучения на контрактной основе. Поэтому группы в районе 15 человек.

ЖМ: А какой конкурс?

ВС: Как правило, 2-2,5 человека на место. Причем этот результат более менее стабилен на протяжении нескольких десятилетий. Как в футболе, конкурса 5 человек на место у нас не было никогда.

ЖМ: А какие вступительные экзамены по специализации? Помню, раньше нижним порогом специализации был первый спортивный разряд. Потом планку опустили до уровня второго разряда. Как с этим обстоят дела сейчас?

ВС: Мы отошли от подобной системы. Раньше у нас был экзамен по специализации и экзамен по ОФП. Сейчас это все слито в единый экзамен и плюс еще теоритическая часть. Теория не сложная, поскольку спрашивать у вчерашних школьников знания методики мы считаем нецелесообразным. Этому мы должны их научить. Там совершенно простые вопросы, соответствующие требованиям к минимуму теоретических знаний выпускников средней школы по предмету «Физическая культура», а также специальных знаний в области тяжелоатлетических видов спорта и фитнес-атлетизма. Максимальное количество баллов за теорию – 50. За практику тоже 50. Практический раздел состоит из специализации, то есть уровня спортивной квалификации по своему виду спорта – максимум 35 баллов и ОФП – максимум 15 баллов. В ОФП у нас входят: бег 30 метров, бег 60 м, прыжок в длину с места, тройной прыжок в длину с места и однократное приседание со штангой на выпрямленных руках, учитывается вес штанги в % от собственного веса спортсмена.

ЖМ: То есть, сейчас можно поступать на кафедру не имея разряда по виду спорту?

ВС: Да, необходимость предоставления разрядной книжки в приемную комиссию отпала.

ЖМ: А сохранилась ли привилегия МС и МСМК освобождаться от экзамена по специализации?

ВС: Никаких привилегий для спортсменов данного уровня квалификации не предусмотрено.

ЖМ: В связи с занижением вступительных требований сильно ли изменился контингент групп?

ВС: К сожалению, да. Если раньше, в 80-е в каждой группе были 1-2 мастера спорта, основная часть КМС и 2-3 перворазрядника, то сейчас у нас основная масса ребят, которые от силы год занимается, а мастера далеко не каждый год подают документы. Я понимаю, что конечно это не очень хорошо, но сейчас везде снижаются требования к абитуриентам, причем как по спортивным экзаменам, так и по теоритическим. Раньше, на вступительных экзаменах писали сочинение, потом докатились до изложения, потом до диктанта. Падает не только уровень физического развития абитуриентов, их спортивная квалификация, но и общеобразовательная подготовка тоже. Более того у нас появились предметы, которых просто не было и не могло быть в высшей школе. Математика, Физика, Биология, Русский язык, Химия. И это федеральный компонент, который нельзя убрать из учебного плана. Но раньше этого не было. Были специальные дисциплины : биомеханика, анатомия, биохимия, физиология и т.д.. Эти предметы и сейчас есть, но из-за включения в образовательный процесс предметов школьной программы количество часов на изучение специальных дисциплин сокращено. То есть по сути дела, государство расписывается в том, что у нас нет среднего образования. Зачем водить в ВУЗы предметы дублирующие предметы средней школы, причём на уровне школьной программы? И изучение этих предметов отнимает время у тех дисциплин, которые необходимы для профессиональной подготовки, поскольку общее количество часов обучения фиксировано : по 6 часов 6 раз в неделю. А у наших студентов есть еще тренировочный процесс, который никуда не уберешь. Он у них в программу входит. Я понимаю, что уровень знаний выпускников школ по стране заставил принять данное решение. Но высшая школа не должна от этого страдать.

ЖМ: Виталий Фёдорович система обучения у всех студентов стандартна, вне зависимости от специализации?

ВС: Да. По специализации мы изучаем сначала историю всех представленных на кафедре видов спорта, потом терминологию и классификацию упражнений в каждом виде, биомеханику соревновательных движений, обучение упражнениям, методику тренировки, медико-биологические проблемы видов спорта и несколько специальных дисциплин.

ЖМ: Получается, выпускники вашей кафедры могут работать тренерами по любому из представленных у вас видов спорта?

ВС: Мы к этому стремимся. Мы себя так и позиционируем, стараемся расширить точки применения наших выпускников. Скажу больше, мы готовим их не только как тренеров по силовым видам спорта, но и как специалистов по силовой и скоростно-силовой подготовки в других видах спорта.
Таких, как легкая атлетика, игровые виды спорта и т.д. В советское время к нам на кафедру приезжали американцы на месячные курсы повышения квалификации. И наши специалисты читали им лекции. И, что характерно, к нам приезжали не только тренеры по ТА или владельцы фитнес-клубов, но и тренеры по силовой подготовке различных контактных и игровых видов спорта. Таких, как американский футбол, бейсбол, хоккей и баскетбол. В этих видах спорта у них есть штатный тренер по силовой подготовке. Сейчас такая специальность становится востребованной и у нас. К сожалению, нашими спортивными руководителями, начальниками команд и владельцами клубов этот не совсем так понимается, как должно быть. Но я думаю, в скором времени мы сумеем переломить ситуацию. Потому что любая из перечисленных игр – это игра прежде всего атлетов, иначе теряется зрелищность. Посмотрите, какие красавцы баскетболисты NBA. И при этом они еще и прекрасные специалисты в своей профессиональной деятельности.

ЖМ: Вернемся к тяжелой атлетике. Насколько она сейчас популярна в мире?

ВС: Ну мне несколько сложно судить по другим странам. Но если исходить из результатов ОИ и чемпионатов мира, то достаточно популярна. На официальном сайте международной федерации тяжелой атлетики(IWF — International Weightlifting Federation) говорится что в федерацию входят 188 национальных федераций, представляющих все пять континентов. И если раньше команды всех стран могли привозить на соревнования спортсменов любого уровня подготовки, то сейчас для участия в ОИ и ЧМ надо получить лицензию, подтверждающую уровень спортсмена и его возможность бороться за призовые места.
Очень популярна тяжелая атлетика в странах восточной и юго-восточной Азии, в первую очередь в Китае. Сильнейшая школа в Иране. 4 олимпийских цикла они не отдают золота в «тяжах», и наши прогнозы на этот счет не очень утешительные. Хотя у нас есть сейчас перспективный молодой атлет, Руслан Албеков. Он выиграл сейчас чемпионат мира и Универсиаду. Но выигрывал в упорной борьбе, причем у соперника, который в Иране не первый и не второй номер. Хорошо развита ТА в Турции. Бурно развивается в Латинской Америке : Колумбии, Венесуэле, Бразилии. В прошлом году федерация Бразилии проводила со мной переговоры, чтобы я поработал у них главным тренером сборной команды на олимпийский цикл. К сожалению, по семейным обстоятельствам, я не смог принять их предложение…

ЖМ: А какие позиции в современной ТА у спортсменов США?

ВС: В 50-г были лидирующие. Благодаря организаторским талантам и финансированием со стороны мецената и пропагандиста ТА Боба Гоффмана. После того как этот выдающийся человек отошел от дел, позиции американцев в этом виде спорта сильно снизились. И до сих пор у американцев большие проблемы с ТА. Лет 5-6 назад к нам в университет приезжал президент федерации ТА США, мы с ним общались, показывали нашу базу, проводили круглый стол. Он задавал много вопросов и в конце концов сказал: «Да, Америке до вас в подготовке тренерских кадров еще лет 100..». Я его спросил: «А как у вас?». Он ответил, что, как и все у них — краткосрочные платные курсы и можно идти тренировать.

ЖМ: А в нашей стране много регионов развивают у себя этот вид спорта?

ВС: Членами Федерации тяжелой атлетики России являются 66 субъектов РФ. Но регулярно принимают участие в соревнованиях где-то 40-45.

ЖМ: И какие из них доминируют на соревнованиях?ВС: Традиционно это Москва, Московская обл, Краснодарский край, Ростовская обл, Башкирия, Татарстан, Челябинская обл., Дальний Восток, Сибирский регион. То есть география весьма обширна. В этих регионах ТА традиционно была популярна в СССР, и они не теряли этих традиций в переломные 90-е годы.. Поэтому я думаю, что основной задачей федерации ТА является не подготовка сборных команд, а популяризация вида спорта в стране и открытие как можно больше ДЮСШ, ШВСМ и училищ олимпийского резерва в регионах. То есть то, что сумеет подпитать новыми кадрами наши сборные. Вот мы коснулись Руслана Албегова, он на таком уроне сейчас один в стране. Есть еще 2-3 тяжа, но они послабее. А я помню в 1986 г. в супертяжелой категории на чемпионате Союза 5 человек 200 кг вырвали и 250 кг толкнули. Курлович тогда выиграл с результатами 200 кг и 260 кг. Представляете, какая конкуренция и какие плотные результаты! К сожалению, сейчас такое невозможно по ряду объективных причин.

ЖМ: Не могли бы вы рассказать об этих причинах более подробно?

ВС: Вы их все знаете и ничего нового я вам здесь не открою! Слишком много ДЮСШ и клубов закрылись. Ряд секций перепрофилировались в троеборье или бодибилдинг. Зарплата тренеров тоже оставляет желать лучшего, и многие хорошие специалисты уходят по экономическим соображениям. В конце 80-х и 90-х годах произошел очень серьезный отток специалистов и не только в ТА, что, на мой взгляд, подорвало всю систему спортивной подготовки в стране. Если раньше, как правило, главный тренер сборной команды по виду спорта был кандидатом наук, то сейчас, и это данные МинСпорта, 50% главных тренеров не имеют даже высшего физкультурного образования!

ЖМ: Проводятся ли в ТА коммерческие соревнования с хорошим призовым фондом?

ВС: Да, проводятся. Например, с 21 по 23 ноября в Мытищах проходил Кубок Кремля. Победитель в каждой весовой категории получал $5000, серебряный призер $3000, бронзовый – $2000. Дополнительно платили за установление мировых рекордов, по $3000 в рывке и толчке и по $6000 в двоеборье.
Конечно, это несопоставимо с призовыми в коммерческих видах спорта. Этим вопросом должна заниматься федерация ТА. Она должна быть заинтересованной в популяризации и коммерциализации своего вида спорта.

ЖМ: А какое Ваше видение эффективной работы федерации?

ВС: Сама существующая система не эффективна. Когда тренеры и спортсмены сборной команды РФ получают свои зарплаты и стипендии в ЦСП (Центре спортивной подготовки) Минспорта , то спрашивать за результат подготовки с федераций смешно. Нет вертикальной структуры управления. У нас государство деньги выделяет, но за них не спрашивает. А это не правильно. Должен быть контроль.
Большой спорт это лицо страны и это государственный вопрос. Все должно быть зациклено на государстве. Представитель государства это Минспорт. Государство должно создавать условия, платить деньги и требовать результат. В 2001 г. я был в Китае у бывшего аспиранта нашей кафедры сейчас он проректор в Университете в Пекине. Там любой каприз, любые средства выделяются государством, но при этом оно за это и спрашивает. Плюс огромный человеческий ресурс. Они понастроили по всей стране тяжелоатлетических залов. Я был в одном, его размер 100х100 метров. Больше футбольного поля (105х68 метров). Огромное количество помостов и все тренируются. На каждом помосте по спортсмену, а то и не по одному. Нам такое и не снилось. Но благодаря своему человеческому ресурсу они могут позволить себе недостаточно организованную систему подготовки. Мы такого себе позволить не можем и сложившуюся систему подготовки нужно полностью менять. Она должна быть строго индивидуальной. Нужно вести талантливого спортсмена от юношеской сборной до взрослой, и чтобы он там отвыступал хотя бы один олимпийский цикл. А у нас нет этой налаженной передачи. У нас нет таких резервов, как в Китае, у нас каждый талантливый спортсмен на вес золота. И поэтому мы должны вести тщательный контроль за спортсменами начиная с юношеской сборной. Такие возможности у нас есть. Есть биомеханический контроль техники, есть контроль нагрузки, которая должна фиксироваться в дневнике по всем параметрам, есть биохимический контроль, который позволяет определить функциональное состояние спортсмена. Мы должны управлять процессом подготовки, а это возможно только при наличии обратной связи. Мы должны получать информацию о состоянии спортсмена в любое время дня и ночи с возможностью вносить коррекцию в систему подготовки. А у нас получается, что плохо ли выступил, хорошо ли проанализировать ничего нельзя, нет нагрузки, нет результатов тестирования, да практически ничего нет!
А когда есть объективная информация — вот динамика нагрузки, вот результаты тестов, вот результаты биохимических проб, вот результаты внутреннего допинг контроля –то можно с большой вероятностью проанализировать причины хорошего или плохого выступления, и сделать прогноз с большей долей вероятности. Конечно это все не для общего доступа. Это секретная информация. И когда спортсмен и его тренер попадает в сборную, они должны давать подписку о неразглашении того. Что они в сборной команде увидели и услышали, все должно быть в рамках государственной тайны. И тогда всем будет ясно, кого из спортсменов вести на соревнования и не будет недопонимания обид и всяческих закулисных игр. В любом случае развитие физической культуры и спорта это должна быть государственная доктрина, на подобие военной, которая позволит выстроить целостную систему работы отрасли, начиная от подготовки кадров и заканчивая работой со сборными командами. Я считаю, что в стране должно быть не менее 3-х баз подготовки для группы видов спорта. В европейской части России, на Урале и дальнем востоке. Для того чтобы можно было проводить сборы адаптируя спортсменов к временным поясам предстоящих соревнований, что кстати подстегнет развитие спорта в этих регионах. Должно быть научно методическое обеспечение. И не такое как сейчас. Как сейчас это делается: выигрывается тендер, по заданию ЦСП пишется отчет, который никому не нужен и который потом издают брошюрками. Это вообще преступление. Единственное хорошо, что там правды нет ни одного слова.
Должна быть обязательная ответственность главного тренера и руководителя КНГ (комплексной научной группы). Задачу КНГ должен ставить главный тренер. Он мозг и руководитель, и он должен принимать все стратегические решения. И конечно вся КНГ должна быть в штате сборной команды и постоянно быть со сборной командой, как врач, как массажист, как тренер.
Сейчас спортсмены всех стран находятся примерно в равных условиях. Трудно придумать какую-нибудь революционную методику в тренировочном процессе, средства восстановления и фармподдержка тоже примерно одинаковы. Поэтому сейчас выигрывать можно и нужно за счет четкой организации учебно-тренировочного процесса и строгой индивидуализации на основе жесткого контроля за состоянием спортсмена.

ЖМ: Благодарю за интересное интервью, Виталий Фёдорович надеюсь на дальнейшее сотрудничество.

0 Comments

Leave a reply

©2018 Наука Спорту

Log in with your credentials

Forgot your details?